Ночь, изломан, наевшись слов
vereiskaja
Говори во мне симбиоз стихий,
на что вам, мертвецы, ненаписанные столбцы.
Начиняйте взрывчаткой меня с открытой тетрадкой,
ожидающей ваш голос который час.

Прочь в лист, в стог строк,
плотно набранных чувств ложный зов.
я плохой игрок - не горит зрачок
театральным огнем что пришла любовь,
но настойчив сижу и жду -
может ещё зажгут.

Не Юноны стан - защищать не стану,
волчий мой оскал, повидавший видов,
к тридцати годам стал душою стар
и закрыт богиням Харитам.

Ночь, изломан, наевшись слов,
не могу извлечь из себя ни строчки.
Что сказать..Что ж, пиши, мой неровный почерк
что опять, например, влюблен,
несерьезно, впрочем.

мишень не бессмертна
vereiskaja
Контрольный выстрел.
В последнее живое
(Малыш, рука не дрогнет?) место
Не продырявленное стрелой и..
(Попал? Приглашай оркестр!)
Последняя.. Другой не будет
Моей.. Другой не надо.
Не хватит памяти и места,
Последний шанс был.
Прошу прощения у прошлых -
Не жду пощады.
Я вас любил без исключения
И бог был в каждой.
Меня незримого заметили,
Спешу на станцию
Поговорить с живыми душами об изоляции.
Меня, как призрака среди материи, как эманацию,
Как допущение из мира призванного галлюцинацией.

Но что нам обмен интересами общими, анкетированный зачет,
Бессознательные химические реакции совершаются с нами - вот!
А какой у тебя рост, а какой у тебя год
Как тебе в целом человеческий род, ты в себе, во вне,
А сколько тебе по-земному лет
Но до этого происходит самое важное:
Небесные тела сталкиваются электромагнитным полем
В космическом пространстве, на расстоянии в световые тысячелетия,
Как удаленно направляемые богами, как божественная проекция
Их сгустившийся свет, мы встречаемся на земле,
Странным образом друг на друга наталкиваясь,
Среди миллиарда тел и паутин сети -
Зацепившись неясным предчувствием, ветвистыми рукавами,
За незначительную деталь,
Непонятно как вообще и зачем.

Незримому видимым быть, что слепому прозрение
Последней стрелой - не выдержу - точно смерть.
Любовь разрасталась из книг, сходила с экранов хроники кинолентой
Не провали моя первая и последняя - сцены финальной игры -
Нам недолго осталось ждать, изобрази отчаяние, что ж, пора начинать,
Так сладко ложь горит в твоих глазах, почти фатально..
Не оторваться..
Вот бы выбежать вместе сжимая до боли пальцы,
Оглушенными тяжестью звона оваций театра,
На морозную улицу в свой долгожданный антракт
Если бы колокол не по мне звонил,
Если бы можно было остаться..

Амур, умоляю, мишень не бессмертна - одна попытка..
Все давно в решето, ослабь, не пронзай насквозь
Под снайперским градом твоей остролукой винтовки - война и пытка
Последнее поражение - падаю между строк и тут же сгораю, вспыхнув.
Обнуляется счетчик и я получаю новый иммунитет.
Новую жизнь, новую память, сердце для новых стрел.
Что я могу оставить тебе на память..Не снимаемое с петель..

Стань дальновидным, Амур, учись учитывать сроки
Время тебе неведомо - к тому же давно и долго.
Только слова с одной эмоциональной окраской
На которые ты обернулся ко мне с опаской
Займись изучением Хроноса, да не жалей тетрадки
Слова как машина времени переносят в любые даты
Если ошибся, сотри пятно на нотальной карте,
Можешь верить во все, что кажется вероятным
Не бойся нарушить Историю, будущее позади
Мы вплетены в нее нитями, набраны плотной печатью
Будущее с прошлым не встречаются, им вовсе не по пути
Это закон, обратный теории параллельных линий,
Сходящихся где-нибудь воедино
Вдалеке от Евклида, да простит он меня.
Освой профессию межвременного гида
На каждый случай придумай свои причины
Так и со мной поступи после моей кончины
Сделай нас неразлучными с моей любимой
Буду змеиную скидывать кожу, звериную шкуру, перья
Птицы Феникс, возрождаясь из горки пепла,
Чтобы снова и снова любить её, изначально,
Не представляя, кто она и жива ли..
И если я встречу, как я её узнаю и что спрошу,
Захлебываясь словами. Неузнаваема…
Ты ещё долго жила? С кем была, за кого ходила,
Кому признавалась в любви, а кого любила
И кого же теперь, несмотря на века разлуки
Мы вопреки всему узнаем друг в друге..

(без темы)
vereiskaja
о да хочу и о да гениально о да хочу будто имею право будто имею правда желание из желаний отведать раздорный фрукт скажите вот это право! моя королева - мне! настаиваю как зуд! ещё добавьте хоть слово - последний пункт! люблю даже челюсть сводит - и чтоб кислей, не стоит стоять у Рая нет новостей! не стоит стоять - не бар он - толпа гостей, непьющих, не веселящих - одних мастей - вы спрашиваете люблю ли - да у виска- ружье - как люблю - до дрожи - до кожи пропитан дух - мне нет ничего дороже - скажите вслух - не просто в пространство строчки - а в рост и в глас - моя королева - ну же - в последний раз - вы правда хотите яблок...

И я прошу только не окрыляй выше чем сможешь со мной подняться мне потом лететь одной на такой высоте холодно и страшно, ты потом если что за мной пригляди, чтобы я приземлялась аккуратней, подстрахуй меня если что и она говорит хорошо, подстрахую и она не говорит-полетим до конца, она говорит-подстрахую-окрыляю напрасно, а я закрываю глаза и лечу, одна, в темноте, в космической темноте
Эти люди они играют с нашими сердцами, будто не сердца у нас, а резиновые мячи. Ах сердца наши, они играют с людьми, будто у этих людей нет сердца.

Мы только с тобой и разговариваем, все остальные жмут на кнопки слов, а мы с тобой справляемся без кнопок-летаем среди образов и снов и понимаем безусловно понимаем, что есть любовь-она у нас в карманах, за шиворотом, в драповом пальто, на разводных мостах в стремящимся метро, в авто, в бордо, но все кто ловятся на удочку не то-не волшебство и мы для них не то и мы для них безумцы из кино и говорим загадочные фразы и говорим загадочно не то

А я читаю ладони холмы планет, астральную карту неба, событий след, как пролетают каметы и длят разрез на линиях жизни это такой прогресс, читаю что пишет ветер среди ветвей,читаю как дышит небо густой воде, читаю как сны влияют на явь и как проносятся дни по воздуху или вплавь, читаю как шепчут звезды- мы здесь малыш, читаю как ты смеешься когда не спишь читаю как ты серьезен когда заснул и как наступает осень и точно пули след читаю со скоростью света - как я был здесь

А большего не читаю-толпа из слов, предпочитаю молчание игре в любовь к сотрудничеству с поэтом в его игре читаю как шепчет краска моей игле

(без темы)
vereiskaja


лабиринт
vereiskaja
ЛАБИРИНТ

А я тайно от внешнего мира сбегаю к тебе на свидание..
Приговор приведен в исполнение и Аспид не ждет.
Я родился в рубахе, пусть та оказалась дырявой,
Тем мне менее жаль подпаленный её оборот.

Время больше не льется рекой, время делает петли.
Мы попали в его лабиринт и блуждаем в кольце.
Память рвется привычной дорогой по старым маршрутам,
А мне больше не вкусно на них вспоминать о тебе.

Я хочу замереть, пораженный сверхновой планетой,
Как салют, совершенной судьбе, я готов завершить ритуал.
Мне не страшен конец, птица Феникс купается в смерти,
Смерть - любимый этап моей жизни - я смотрю в эту бездну,
Где звезда образует скопление новых планет - с ней у нас уговор:
Мол, она поджигает, и вместе, вспыхивая мы становимся кем-то,
Оставаясь друг другом, собой, превращаясь в ничто.

Оставайся собой, все равно мы единое тесто,
Оставайся со мной - будет шоу - я из пепла воскресну.
Стану тут же публичным, общительным, уравновешенным.
Отформатированным от фантазий, бессонницы, нервов, бесов.

Лучший выход - насквозь - за стеной возлежит Минотавр.
Лучший выход - представиться им же - для сбоя программы.
Лучше, чтобы при этом - ты сам оказался Тесеем и любил Ариадну,
Или кого-то ещё, иначе - без вариантов.

«Любовь - всегда поражение» - ты - не сдался.
Следовательно - проиграл - точнее- ещё на старте.
Прятал лицо, как тетрадь под партой
Все что ты отыграл - бездарность,
Ничем не наполненные слова - кайма, вуаль.
Когда я в тусклые твои смотрел глаза -
Мне тебя искорени было жаль.

Я себя отпустил погулять - согреваю в кармане ключи.
Запасной экземпляр - кто готов поучаствовать в трипе?:
Я взрываюсь от новой звезды, рассеиваю планеты, воскресаю из пепла,
Прохожу лабиринты насквозь,
Люблю Ариадну и Миноса - настоящий огонь в глазах.
Основные минусы - замкнут, вспыльчив,
Но однажды возьмусь и за это - вычеркнем.

Ты напрасно манило меня трафаретное лето,
Никуда не плывут надувные твои корабли.
Я бегу на свидание в тайное свое место
И до самого вечера там рисую тебя по-памяти - белым шаром.
Заполняя тобой пространство - мои -воображаемые миры.

расскажи мне о себе.
vereiskaja
Я спящий Феникс. Феникс, который спит и видит любовь.
Проснувшись он тоскует по этой любви и все что кроме сна,
кажется ему бледным подобием, той памяти, которая в нем.
И когда он не спит, он испытывает огромную боль
и эта боль растет и растет, становясь почти невыносимой.
И в один день она достигает такого накала,
что вспыхивает огнем и феникс умирает в этом огне боли
и возрождается как положено фениксу из собственного пепла.
И живет он полный света и новой жизни,
пока снова не наступает ночь
в которой он засыпает и видит любовь.
Но любовь, это сон, понимаешь...
И Феникс спит.

маятник
vereiskaja
Мы все равно остались впереди,
Чтобы смотреть на корабли с причала.
Нам тысячи людей уйти кричало,
Нас все равно бросало через них -
Вперед - и мы стояли и качались-
От ветра, что служил опорой спинам
И ты, сутулясь, рядом улыбалась,
А я не знала, что во мне проснулось.
А я не знала, что во мне проснулось,
Когда я на плече твоем уснула.
Какая то рука меня коснулась,
А я не двинулась - не шелохнулась.
И всё смотрели мы перед собой
И люди всё качали головами -
В каком-то упоительном покое,
Расправившись с прилипшими словами.
Как вазы полые - пустые вазы -
Мы ничего в себе не утаили
И сами по себе росли с цветами -
Мы ни к кому - наполнить - не просились.
Он подъезжал на ржавом мотоцикле,
Полиция на нас смотрела косо,
Он передал пакет и без вопросов
Покинул сон мой - навсегда покинул.
А я отправилась к томящим взглядам,
А я отправилась к девичьим птицам,
А я нашла себя с тобою рядом
И что-то все хотела рассказать,
И в чем-то нам приспичило признаться
И мы искали где от взглядов скрыться,
Но ветер вынудил перемешаться,
А ветер нас от памяти очистил
И мы пустыми за руки держались
И солнце заходило за горами
И письмами в узоры снов вплетались
И кем- то друг для друга становились,
А я не знаю - кто во мне проснулся..
Когда впервые ты со мной остался..
Какой-то маятник внутри качнулся
И больше никогда не прекращался.

Рига
vereiskaja
Рига встретила нас в +10, а провожала в -2. Я так её себе навыдумывала, что была разочарована. У нас была хорошая квартирка и она создала дополнительный фильтр - как на фотографии - и Рига стала желтее и теплее. Я отчаянно пыталась найти там закоулки, но их будто бы вымели и из арки кроме как на соседнюю улицу никуда нельзя было попасть. Будто бы полки с книжками по Истории других стран - никакой художественной литературы. Только несколько цветных домиков изо всех сил старались творить чудеса нашим ищущим взглядам.

Волна
vereiskaja
Не снились маяки, не шел с потолка прилив
Была весна и талые слезы зимы на стеклянном лице окна.
И мое погружение в тебя до дна - до самого дна,
Там, где залив впадает в море и кажется что всегда -
За волной будет идти волна.

Но снова день:
Металлический привкус твоих поцелуев на губах.
Жжённый сахар кофейных ночей
С белой пеной молочных рассветов.
Как же я был наброшен наспех, распахнут настежь, укутан в слова,
Чем я был оглушен, ослеплен, во что замешан,
Пока тени сомнений плели свои кружева.

Летели фишки, разыгрывалась игра, стратегии терпели крах.
Я очаровано поддаюсь каждой карте в твоих руках.
И если завтра начнется другая глава,
Я лучше скажу сейчас: Моя милая девочка,
Когда я смотрю в твои голубые глаза,
Я впадаю в лазурное море, точно кит твой,
Сорвавшийся с рукава...

рефлекс
vereiskaja
Вновь оборвал поток проспекта-рефлекс-острый край-ты.
Всему вопреки - среди дня - узлы и черты судьбы.
СетЯми трамвайных линий - росчерк - отличий нет.
Что на ладони моей, что на Жуковской -
Один сюжет.

Не судьба - раз опять пролетаю мимо - на красный свет.
Сколько вокруг влюбленных - а нужных нет.
Доза не та - не пламя - мороз вдоль тел:
Что я пытался умножить.. - нули нулей.

Дождем запивали воду и лед со льдом.
Неправильно взяли ноту и даже до
Того, как неверно взяли - все шло не так
Разодранные вокзалы, театр, антракт.
Как по не подсохшей краске - кладу мазки.
Рухнули башни замка и всё - пески.
Ничего для финала - ни дров, ни снов
Слишком много в начале сказано было слов.

Мой поводырь идет по моим следам.
Я кружусь на месте, образуя вокруг воронку.
И тяну из своей головы в нее бесконечный хлам.
И пускаю слова, точно кровь, чтобы вышло столько,
Сколько надо, чтобы вообще ничего уже не писать.
Я в тебе нахожу незнакомого нового друга
Потому и страдает моя тетрадь, не умея ждать
Я ребенок книг - мне нужно что-нибудь проживать.

Разреши мне писать тебе письма, длинней чем Мари к Жюли.
Так абстрактна влюбленность в того, кто живет в дали...
Никаких нарушений границ, только ворох слов
Шелестящих что-то около про любовь.

У меня на руках вся колода из королей и дам
У тебя козырная шестерка, но ты в бегах.
Мне тебя не покрыть, а ты говоришь сдавай
А я говорю, что хочу играть до конца,
А потом ещё танцевать на своих костях.
И разыгрывать Фауста на фортепиано в пяти частях.

Если смотреть на ладонь и проникать в черты
Вполне нахлебаться рискуешь соленой морской воды.
А дальше киты, башня, маяк, песок, корабли
С приветствующими гудками; их вдалеке огни,
Единственное электричество на причале.
По ночам я буду впадать в океаны книг,
Изучая рукописи и скрижали,
В конце концов, заведу дневник.

И никто из нас, слава богу, никем не болен
Но на этом месте - звенит будильник - почти рефлекс.
Чувства сбились с курса - к кому, по какому поводу,
Какая ещё судьба на ладони города,
Чьи пальцы играют Грига, куда я мчусь,
залитый солнцем.
Закатанные рукава, расчищенные от снега полосы,
Обнажают длинные руки проспекта -
-видно уже с моста -
Вертикальные шрамы, растянутые вдоль Литейного
Проспекта, по которому носятся поезда.

Видимо не судьба - если столько раз,
Пролетая мимо,
Я так ни разу не встретил на нем тебя.

птицы прилетают в сумерки
vereiskaja
Записывать как выглядит мой мир. К нему попасть сквозь сон и 8 000 лет, конечно световых. Всё по прямой, потом чуть выше, дальше, пока не вспыхнет свет. И заросли деревьев, не станут бить в лицо и сквозь леса - увидишь дерево, висящее в пространстве - моя планета - дерево во вне- вершиной вниз и корни расплетаясь, уходят в стороны. Влетая вглубь него, увидишь небо, но вместо облаков - идет кино - из прошлых наших жизней - для всех свое - чтоб насовсем стереть - земное чувство. Внизу, конечно, вереск - на пустоши и илом - затянут берег и маяк вдали. И корабли без капитана и пассажиров - идут по морю - где на дне - нет ни души, ни рыбы - ничего.
Нарисовать как выглядит мой мир. Забыла башню - башню непременно. Лимоны на еловых ветках и - конечно птицу, непременно птицу. Кружить над башней - ворона. Селю. И книги! Книги, чтобы там являлись, в тот миг, когда ты ищешь слово и оно - куда-то спряталось вглубь памяти, тогда - на помощь вылетают книги - как стая птиц и шелестят и ты, читаешь их, вдыхая - сразу десять - вдыхаешь и конечно говоришь - от этого дыхания - стихами. Пускай ещё там будет фортепиано. Точней - рояль - на берегу - в песке. Любой, кто за него садится, пусть играет - душой - без нот - и я тебе спою - без голоса и слов, но шумом леса, но закатно талым - светом, прохладным ветром, воспоминанием из прошлого, из сна, тебе сыграю музыку свою, а ты меня как книги пусть вдыхаешь и все поймешь и всё во мне признаешь и так полюбишь, как давным-давно - я пустошь вересковую впускала - ты пустишь эти россыпи и скалы и волка - волка поселю в него, а ты меня и в нем тогда узнаешь. И будешь говоришь со мной о том, как мало, мало времени осталось. И ты меня туда не отпускаешь. И голову мне на колени опускаешь. И птицы будут прилетать за мной и сумерки ложиться за спиной, а ты в меня так вцепишься - до слез, до крови, как зверек, до синяков, до завтра, а потом - рассыпав перья, в воздухе растаешь..

и я тогда отправлюсь за тобой

"потому что люди не говорили и руки их не касались"
и в темном окне за шторами шли дожди,
волки выли в лесах, часы на стене стучали
и танцевали листья по стенам и по ковру.
куда мне бежать, где ты меня узнаешь,
где я снова тебя не узнаю и не найду,
где ты снова меня не простишь, а я тебя не пойму,
в ком ещё я тебя не выловлю, опустошив напрасно,
и почему, когда я здесь долго не засыпаю
мое дерево - там - теряет свою листву


(без темы)
vereiskaja
я не знаю что ответить, я не совсем согласна.. с последним сообщением так же, как с заметкой про Малевича. Если брать эти вертикали, то первые слова в ней всегда будут "жизнь и смерть", а в целом это слова любого человека, а не конкретно поэта. И не думаю что "поэт считает своим долгом высказаться" я вообще думаю, что поэт совсем ничего не считает и просто говорит. когда поэт начинает считать, это уже ремесленник, поэт это от вдоха "вдохновения", это когда в него попадает свет - извне и он пишет в его ключе и чаще всего понятия не имеет, что выйдет из-под пера в конце. я за поэтов вдохновенных, а у них точно никаких топиков нет. но это мое мнение, поэтому дабы не навязывать, мне легче промолчать. Наше мнение всегда только наше мнение и никакой в нем истины нет, как и в противоположном.

просветление бля
vereiskaja
мне кажется все эти заблуждения, для того, чтобы мы были счастливы. а мы будто бы соскребли защитный панцирь и теперь ощущаем только боль от этого света

просветление эх. боль от слишком сильного света. просвета. докопались

отшельническое
vereiskaja
кажется что живу во сне - никаких вестей
не приходи ко мне - станет ещё тесней
мне и так одному, свернутому клубком
воздуха, чтоб дышать, мало под потолком

не приходи ко мне, не стучи в окно
не хочу новостей - всё прошло давно
я лежу и такие жизни во мне цветут
и такое кино и такие слова во рту

не буди, не тревожь - зарождаются сны
приходи потом - не мешай до весны
может в марте сама позвоню, да вряд ли
не согреют меня твоих рук объятья

что они все хотят, что звенят и пишут
оставьте меня одну под потолочной крышей
под новогодним небом, под прошлогодним снегом
времени мало для
следующего дня.

Блуждание.
vereiskaja
Я слышу шум океана в воде, наполняющей ванную.
Эхо любви, к печальным душам, проходящим мимо.
Я чувствую смерть, всегда стоящую рядом.
У плеча моего - своего провожатого в вечность.

Я высоко на вершине и воздух космически чист.
Я кричу беззвучно - голос разносится над равниной.
Я замолкаю. Подземные воды мерно льются внутри.
Кровь в моих венах. Проектор в моей голове.

Иллюзия всех иллюзий. Трансляция сна.
Я зверь и сила моя безмерна. Я рассекаю свет.
В каждой клетке моей жажда борьбы и крови.
Я неподвижен, но веки мои блуждают.

Воспоминания живущих существ и уже ушедших.
С болью душа моя переживает их красоту и утрату.
Я слышу речь на незнакомом наречье.
Я слышу латынь, греческий и язык племен.

И в каждом встречном, я слушаю песню песен.
И много лиц мелькает и некоторые со мной.
С ними мы узнаем, кем проявлялись прежде.
Как влюбленность, как собственное воплощение.

Дети поют песни на иностранном им языке.
Так и я сейчас перевожу в слова.
То, что заполняет пространство в моей голове.
Я слышу море в шуме дорог за окном.

Когда моя жизнь кажется потерянной и бесполезной.
И нет ничего и никого, кто задержал бы здесь.
Когда стоишь на краю, завороженный.
Появляется птица или какой-то зверь.

Я закрываю глаза и начинаю кружение.
И вижу как много веков назад,
Шел через горы старец, а с ним мужчина
Лет тридцати, старец же весь в морщинах
И возраст его был, на столько же после ста.
И они говорили. Ещё немного усилий и слышу.
Ощущаю сквозь пальцы, туманную тайну тайн.

Бесконечно мелькают их лица, в движении времен.
И проносится птица над головой моей.
Крутится шар над огромной вселенской рукой.
И становятся цифры музыкой, чувством, словом,
Ритмом, танцем дервишей, гармонией и душой.

Это ты охраняешь меня, неподвижно стоящий за дверью.
Значит вот ты кто, не спускающий глаз своих.
В серых и черных лохмотьях бессмертен и нищ.
Вечный слов попрошайка и снов бедняк.
В стих сшивающий воспоминания,
нанизанные на меня.

?

Log in